ГЛАВНАЯ » СРЕДНИЕ ВЕКА » КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ » ПЕРВЫЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД



Третий крестовый поход

Карта Третьего крестового походаТретий крестовый поход (1189 - 1192 гг.) был инициирован римскими папами Григорием VIII и (после смерти Григория VIII) Климентом III.
В этом Крестовом походе на Святую землю приняли участие четверо самых могущественных европейских монархов - германский император Фридрих I Барбаросса, французский король Филипп II Август, австрийский герцог Леопольд V и английский король Ричард I Львиное Сердце.
Положение христианских государств на Святой земле после Второго крестового похода осталось в том же состоянии, в каком оно находилось до 1147 г.
В самих христианских государствах Палестины замечается внутреннее разложение, которым и пользуются соседние мусульманские властители. Распущенность нравов в антиохийском и иерусалимском княжествах обнаруживается особенно резко после окончания Второго крестового похода.
В начале 80-х годов XII века в Иерусалимском королевстве на Святой земле проживало 40000-50000 человек, из которых не более 12000 были латинянами (христианами с западноевропейскими корнями). Остальные являлись коренными обитателями этой страны: «восточные» христиане, мусульмане, евреи, самаритяне.5

На Святой земле возросли мощь и влияние военно-монашеских орденов (тамплиеров и госпитальеров), в их распоряжении находилось подавляющее большинство христианских замков и крепостей, которые только они и могли эффективно защищать.
Теоретически защита Иерусалимского королевства являлась обязанностью всего западноевропейского христианства, но в действительности, после провала Второго крестового похода в 1148 году, латинским государствам приходилось рассчитывать только на собственные силы. Их правители нуждались в большом количестве профессиональных воинов и финансовой поддержке, а не в пришлых ордах воинственных крестоносцев, которые убирались восвояси, взбудоражив мусульманский мир.5


В то время как Палестина постепенно переходила в руки Нуредина, на севере возрастали притязания со стороны византийского царя Мануила I Комнина, который не упускал из виду вековой византийской политики и употреблял все меры, чтобы вознаградить себя за счет ослабевших христианских княжеств.
Рыцарь в душе, человек в высшей степени энергичный, любящий славу, царь Мануил готов был осуществлять политику восстановления Римской империи в ее старых пределах. Он неоднократно предпринимал походы на Восток, которые были для него весьма удачны.
Его политика клонилась к тому, чтобы постепенно соединить антиохийское княжество с Византией. Это видно между прочим из того, что после смерти первой своей жены, сестры короля Конрада III, Мануил женится на одной из антиохийских принцесс. Вытекавшие отсюда отношения должны были в конце концов привести Антиохию под власть Византии.4
Таким образом, как на юге, вследствие успехов мусульман, так и на севере, вследствие притязаний византийского царя, христианским княжествам Святой земли во второй половине XII столетия угрожал близкий конец.
Самоуверенность военной элиты латинских государств все еще питалась опытом легких побед Первого крестового похода, что, с одной стороны, положительно отражалось на моральном духе христиан, но с другой стороны, стало одной из основных причин разразившейся вскоре военной катастрофы.Саладин
После того, как власть над Египтом перешла к Саладину, исламские правители началицеленаправленную борьбу против «франков» (так здесь называли всех проживающих на Ближнем Востоке европейцев).
Важной переменой на Ближнем Востоке стало возрождение концепции «джихад» (jihad), «войны с неверными», долго дремавшей, но вновь призванной к жизни мусульманскими богословами-суннитами XII века. «Джихад» стал организованной кампанией по отвоеванию Святой земли, так же как крестовый поход ставил целью ее завоевание.
Мусульмане, однако, не стремились обратить врага в свою веру мечом, поскольку ислам никогда не одобрял насильственное обращение. Тем не менее, XII век стал временем ужесточения религиозной позиции ислама, большей нетерпимости и возросшего давления на местных христиан восточного толка. Те же принципы мусульмане-сунниты применяли и в отношении мусульманского меньшинства, шиитов.5
Саладин был мудрый тактик и политик. Он сознавал силу своих врагов, как сознавал и собственные слабости. Крестоносцы были сильны, когда держались вместе, но поскольку между ними шли бесконечные схватки за власть, Саладин сумел привлечь на свою сторону некоторых баронов, а затем начал натравливать их друг на друга.
Мало-помалу он вверг государства крестоносцев в полную изоляцию, объединившись сначала с сельджуками, а потом с Византией. Ему было на руку, что крестоносцы не ладят между собой.
Тогдашний король Иерусалима Балдуин IV был правителем слабым и больным, он страдал лепрой, то есть проказой, весьма распространенной на Востоке.
Военная угроза все усиливалась, но сроки перемирия между христианами и мусульманами еще не истекли. В 1184-1185 гг. крестоносцы отправили в Европу посланцев, чтобы объяснить там всю серьезность положения. На Западе уже начали собирать деньги, но пока мусульмане не пустили в ход оружие, здесь не прозвучало и призывов к новому крестовому походу на Святую землю.
Весной 1187 г., еще до истечения срока перемирия, один из франкских баронов Рено Шатильонский (Рейнальд де Шатийон) вероломно напал на мусульманский караван, перевозивший товары из Дамаска в Египет. Он и прежде грабил мусульманских паломников, идущих в Мекку, и разорял портовые города на Красном море. И поскольку Рено не пожелал возместить ущерба, Саладин объявил войну.

До существенных потерь территорий, последовавших за битвой при Хаттине, Иерусалимское королевство располагало довольно значительной армией. Согласно реестрам времен короля Бодуэна IV, в феодальном ополчении королевства насчитывалось 675 рыцарей и 5025 сержантов, не считая туркополов и наемников.
Всего же королевство могло выставить свыше 1000 рыцарей, включая контингенты, присланные из графства Триполи (200 рыцарей) и княжества Антиохия (700 рыцарей). Некоторое количество рыцарей всегда можно было набрать из числа прибывших в Святую землю пилигримов.
Кроме того, тамплиеры содержали в Святой земле постоянный орденский контингент численностью свыше 300 рыцарей и несколько сотен сержантов и туркополов. Также и госпитальеры, еще в 1168 году обещавшие дать в помощь королю для вторжения в Египет 500 рыцарей и 500 туркополов (хотя остается неясным, где они могли собрать такие силы, поскольку их орденский контингент на Ближнем Востоке также насчитывал не более 300 братьев-рыцарей). Численность войск могла быть также повышена за счет местного туземного ополчения.5
Саладин сделал ставку на полномасштабное сражение до того, как христиане выберутся с безводного плато и достигнут Тивериадского озера. Предполагаемое место сражения, разумеется, уже было осмотрено разведчиками Саладина. Его план действий был довольно простым: противник не должен достичь воды, пехоту следует отделить от конницы и обе части войск полностью уничтожить.
Дальнейшие события протекали почти в полном соответствии с замыслами Саладина, если не считать того, что с места битвы спаслось значительно большее количество христиан, чем он расчитывал.5
3 (4) июля 1187 г. у селения Хаттин (Хыттин) разгорелось жестокое сражение (битва при Хаттине или Тивериадское сражение) между крестоносцами и мусульманами. Мусульманское войско Саладина численно превосходило силы христиан.
Христианская армия выступила из лагеря в обычных порядках: конница прикрывалась рядами пехоты, а также лучниками и арбалетчиками, готовая отбросить зарвавшихся мусульман контрударами.
КрестоносцыПервые атаки армии Саладина были ею отбиты, но при этом было потеряно множество лошадей. Но, что более важно, христианская пехота дрогнула и в больших количествах начала оставлять свои порядки и отходить в восточном направлении. Мусульманские источники утверждают, что страждущие от жажды пехотинцы бежали по направлению к Тивериадскому озеру, несмотря на то, что оно находилось значительно дальше, чем источник в Хаттине, и, следовательно, не нужно было совершать столь длительный переход, чтобы напиться. Христианские хронисты объясняют это движение масс крестоносной пехоты ее стремлением найти убежище от врага на Рогах Хаттина.
Моральный дух пехотинцев был настолько подавлен, что они лишь безучастно взирали на бой, который продолжала вести христианская кавалерия вокруг трех расставленных шатров у подножия Рогов. Несмотря на неоднократные приказания короля Гвидо и увещания епископов защитить Святой Крест, они упорно отказывались спуститься, отвечая: «Мы не пойдем вниз и не будем сражаться, потому что мы умираем от жажды».5
Тем временем оказавшиеся незащищенными лошади рыцарей-крестоносцев были сражены неприятельскими стрелами, и уже большая часть рыцарей сражалась в пеших порядках.
Остается неизвестным, когда сарацинами был захвачен Святой Крест, но то, что это было сделано воинами Таки ад-Дина, не вызывает сомнения. Одни источники указывают, что Таки ад-Дин предпринял мощную атаку на христиан после того, как позволил графу Раймону прорваться через линию мусульманских войск. В ходе этой атаки был убит державший Крест епископ Акры, но прежде, чем святая реликвия попала в руки Таки ад-Дина, она была перехвачена епископом Лидды.
Другие источники полагают, что после гибели епископа Акрского епископ Лиддский перевез святыню на южный Рог, где она и была, в конце концов, захвачена во время одной из последних атак, проведенных войсками Таки ад-Дина. Однако когда бы это ни случилось, с потерей реликвии дух христианских войск был окончательно подавлен.5
В битве при Хаттине крестоносцы потерпели сокрушительное поражение. Бесчисленное множество их полегло в бою, а оставшиеся в живых были взяты в плен.
Среди попавших в плен христиан оказались король Гвидо де Лузиньян, его братья Жоффруа де Лузиньян и коннетабль Амальрих (Амори) де Лузиньян, маркграф Гвиллельмо де Монферрат, Рейнальд де Шатийон, Гумфред де Торон, магистр Ордена тамплиеров Жерар де Ридфор, магистр Ордена госпитальеров Гарньс (Гарднер) де Наплус (очевидно, временно возглавивший Орден после смерти Роже де Мулена до избрания нового магистра, сам Гарнье официально занял этот пост лишь три года спустя, в 1190 году), епископ Лидды, множество других баронов, а также и Рено Шатильонский.
Еще перед сражением Саладин поклялся собственноручно отрубить голову этому нарушителю перемирия. Так, по всей видимости, и произошло.2
Все попавшие в плен туркополы, как изменившие мусульманской вере, были казнены прямо на поле сражения. Остальные пленники 6 июля прибыли в Дамаск, где Саладин принял решение, оставившее кровавое пятно на его хваленой человечности.
Всем захваченным тамплиерам и госпитальерам был предоставлен выбор: или принять ислам илиКрак-де-Шевалье (Замок рыцарей) умереть.
Обращение в веру под страхом смерти противоречило мусульманским законам, но, в данном случае, рыцари духовных орденов казались Саладину чем-то вроде христианских ассасинов и, таким образом, слишком опасными, чтобы их помиловать.
Поэтому 250 отказавшихся перейти в ислам рыцарей были зарезаны. Лишь некоторые воины-монахи совершили акт вероотступничества...
Остальные бароны и рыцари были отпущены за выкуп, а большинство крестоносцев незнатного происхождения и пехотинцев продали в рабство.
Сражение при Хаттине было выиграно в результате тактического превосходства мусульманской стороны, поскольку Саладин заставил своего противника сражаться в выгодном ему месте, в выгодное ему время и в выгодных ему условиях.5
Поражение в битве при Хаттине имело роковые последствия для государств крестоносцев. У них больше не было боеспособного войска и Саладин мог теперь беспрепятственно действовать в Палестине.
По словам арабского летописца, он захватил 52 города и крепости.
10 июля 1187 г. войсками Саладина был взят важный порт Аккон, 4 сентября пал Аскалон, две недели спустя началась осада Иерусалима, который сдался в начале октября.
В противоположность крестоносцам Саладин не устроил резни в побежденном городе и за выкуп выпустил из него христиан. В качестве выкупа Саладин взял по 10 золотых динаров за мужчину, по 5 золотых динаров за женщину и по 1 золотому динару за ребенка.
Те лица, которые не внесли выкупа, были обращены Саладином в рабство. Таким образом, не Завоевания Саладинапрошло и ста лет с тех пор, как крестоносцы захватили Иерусалим, а он уже был ими потерян. Это свидетельствовало прежде всего о той ненависти, которую крестоносцы внушили к себе на Востоке.6
Мусульманские воины снова овладели своей святыней - мечетью аль-Акса. Триумф Саладина был безграничен. Даже такие неприступные крепости, как Крак и Крак-де-Монреаль, не выдержали натиска мусульман.
В Краке французы под конец даже выменяли своих жен и детей на съестные припасы, но и это им не помогло. В руках христиан осталось всего несколько мощных крепостей на севере: Крак-де-Шевалье, Шатель Блан и Маргат...
Для того, чтобы спасти оставшиеся территории на Святой земле и отвоевать Иерусалим, был организован третий, наиболее известный крестовый поход.
Необходимо было поддержать и честь церкви, и дух всего западного христианства. Невзирая ни на какие затруднения и препятствия, папа принял под свое покровительство идею поднятия Третьего крестового похода. В ближайшее время было составлено несколько определений, имевших целью распространить мысль о крестовом походе по всем западным государствам.
Кардиналы, пораженные событиями на Святой земле, дали папе слово принять участие в поднятии похода и проповедуя его, пройти босыми ногами по Германии, Франции и Англии. Папа же решился употребить все церковные средства к тому, чтобы облегчить участие в походе по возможности всем сословиям. Для этого было сделано распоряжение о прекращении внутренних войн, рыцарям облегчена была продажа ленов, отсрочено взыскание долгов, объявлено, что всякое содействие освобождению христианского Востока будет сопровождаться отпущением грехов.2
Обязательным налогом, непосредственно связанным с Третьим крестовым походом, была знаменитая Саладинова десятина (1188 год). Этот налог был также введен во Франции и в Англии, и его отличало то, что он был гораздо выше предыдущих, а именно - одна десятая доля годового дохода и движимого имущества всех подданных, как мирян, так и клириков и монахов. Не платили налог только крестоносцы, получавшие десятину от каждого своего вассала, не отправлявшегося в поход.
Саладинова десятина принесла колоссальный доход - один из хронистов пишет, что только в Англии было собрано 70 000 фунтов, хотя, возможно, он и преувеличивает. Во Франции введение этого налога натолкнулось на сопротивление, что помешало Филиппу II получить столь же значительную сумму. Более того, Филиппу даже пришлось пообещать, что ни он, ни его преемники не будут более облагать своих подданных подобным налогом, и, судя по всему, они это обещание сдержали.7
И все же средств на третий крестовый поход было собрано довольно много...
Фридрих I БарбароссаВесной 1188 года германский император Фридрих I Барбаросса принял решение об участии в Третьем крестовом походе на Святую землю.
Кораблей не хватало, поэтому решено было не идти морем. Большая часть войска двинулась по суше, несмотря на то, что путь этот был нелегок. Предварительно были заключены договоры с балканскими государствами, чтобы обеспечить крестоносцам беспрепятственный проход через их территории. Это крайне раздосадовало византийского императора.
11 мая 1189 г. войско вышло из Регенсбурга, оно было огромно, до 100 000 человек, хотя, возможно, эта цифра и завышена. Возглавил его 67-летний император Фридрих I.
А сын Фридриха Генрих отплыл с итальянским флотом, который должен был помочь крестоносцам переправиться через Дарданеллы в Малую Азию.
В Анатолии крестоносцы вступили на земли сельджуков. Перед этим они заключили договор с турецким правителем Коньи о свободном проходе через его земли. Но тем временем султан Коньи был свергнут собственным сыном, и прежний договор утратил силу.
Из-за нападений сельджуков и нестерпимой жары крестоносцы продвигались вперед очень медленно. Среди них начались повальные болезни.
Значение Фридриха I Барбароссы вполне оценил Саладин и со страхом ожидал прибытия его в Сирию. В самом деле, Германия, казалось, готова была поправить все ошибки прежних крестовых походов и восстановить на Востоке достоинство немецкого имени, как неожиданный удар уничтожил все добрые надежды...
10 июня 1190 г. император Барбаросса утонул при переправе через горную речку Салеф. Его гибель была тяжелым ударом для немецких крестоносцев.
Особого доверия к Фридриху, старшему сыну Барбароссы, у германских крестоносцев не было, а потому многие повернули обратно. Лишь небольшое число верных рыцарей продолжило свой путь под предводительством герцога Фридриха. 7 октября они подошли к Аккону (Акре) и осадили его.2
Зимой 1190-1191 гг. в осажденном городе начал свирепствовать голод...


На успех Третьего крестового похода большое влияние оказало участие английского короля Ричарда I Львиное Сердце. Ричард, человек в высшей степени энергичный, живой, раздражительный, действовавший под влиянием страсти, был далек от идеи общего плана, искал прежде всего рыцарских подвигов и славы. В самих сборах его к походу слишком рельефно отразились черты его характера.
Ричард I Львиное сердцеРичард окружил себя блестящей свитой и рыцарями, на свое войско, по свидетельству современников, он издерживал в один день столько, сколько другие короли издерживали в месяц. Собираясь в поход, он все переводил на деньги; свои владения он или отдавал в аренду, или закладывал и продавал. Таким образом, он действительно собрал громадные средства; его крестоносное войско отличалось хорошим вооружением. Казалось бы, что хорошие денежные средства и многочисленное вооруженное войско должны были обеспечить успех предприятия...
Часть английского войска отправилась из Англии на кораблях, сам же Ричард переправился через Ла-Манш, чтобы соединиться с французским королем Филиппом II Августом и направить свой путь через Италию. Движение это началось летом 1190 года.
Оба короля предполагали идти вместе, но многочисленность войска и возникшие при доставке пропитания и фуража затруднения заставили их разделиться.
Французский король шел впереди и в сентябре 1190 года прибыл в Сицилию и остановился в Мессине, поджидая своего союзника. Когда прибыл сюда и английский король, движение союзного войска было задержано теми соображениями, что начинать поход осенью по морю неудобно; таким образом оба войска провели осень и зиму в Сицилии до весны 1191 года.2
Между тем Ричард по прибытии в Сицилию заявил свои притязания на норманнские владения. Фактически он обосновывал свое право тем, что за умершим Вильгельмом II была замужем Иоанна, дочь английского короля Генриха II и сестра самого Ричарда. Временный узурпатор норманнской короны, Танкред, держал в почетном заключении вдову Вильгельма.
Ричард потребовал выдать ему сестру и заставил Танкреда дать ему выкуп за то, что английский король оставил за ним фактическое обладание норманнской короной. Этот факт, возбудивший вражду между английским королем и германским императором, имел большое значение для всей последующего.
Все это ясно показало французскому королю, что ему не удастся действовать по одному плану с королем английским. Филипп считал невозможным, ввиду критического положения дел на Востоке, оставаться далее в Сицилии; в марте 1191 года он сел на корабли и переправился в Сирию.
Главная цель, к которой стремился французский король, был город Птолемаида (французская и немецкая форма — Accon, русская — Акра). Этот город в течение времени от 1187—1191 годов был главным пунктом, на котором сосредоточивались виды и надежды всех христиан. С одной стороны к этому городу направлялись все силы христиан, с другой — сюда стягивались мусульманские полчища.
Весь Третий крестовый поход сосредоточился на осаде этого города; когда весной 1191 года прибыл сюда французский король, казалось, что главное направление дел дадут французы.
Король Ричард не скрывал, что он не желает действовать заодно с Филиппом, отношения к которому особенно охладели после того, как французский король отказался от женитьбы на его сестре.
Флот >, отплывшего из Сицилии в апреле 1191 года, был захвачен бурей, и корабль, на котором шла новая невеста >, принцесса Беренгария Наваррская, был выброшен на остров Кипр.
Остров Кипр находился в это время во власти Исаака Комнина, который отложился от византийского императора того же имени. Исаак Комнин, узурпатор Кипра, не различал друзей и Ричард I Львиное Сердцеврагов императора, а преследовал свои личные эгоистические интересы; он объявил своей пленницей невесту английского короля. Таким образом, Ричард должен был начать войну с Кипром, которая была для него непредвиденна и неожиданна и которая потребовала от него много времени и сил.
Завладев островом, Ричард заковал в серебряные цепи Исаака Комнина; начался ряд торжеств, сопровождавших триумф английского короля: впервые англичане приобрела территориальное владение на Средиземном море. Но само собою разумеется, что Ричард не мог рассчитывать на долгое обладание Кипром, который находился на таком большом расстоянии от Британии.
В то время, когда Ричард праздновал на Кипре свою победу, когда он устраивал торжество за торжеством, на Кипр прибыл титулярный король Иерусалима Ги де Лузиньян; мы называем его титулярным королем потому, что фактическии он не был уже королем Иерусалима, он не имел никаких территориальных владений, а носил только имя короля. Ги де Лузиньян, прибывший в Кипр, чтобы заявить знаки преданности английскому королю, увеличил блеск и влияние >, который и подарил (по сведениям из других источников - продал) ему остров Кипр.
В апреле 1191 г. к Аккону (Акре), осажденному немецкими крестоносцами, подоспел французский флот, а вслед за ним и английский.
После прибытия Ричарда I Львиное Сердце (8 июня) все крестоносцы молчаливо признали его лидерство. Он отогнал армию Салах-ад-Дина, шедшую осажденным на выручку, после чего повел осаду столь энергично, что мусульманский гарнизон капитулировал.6
Саладин всячески старался избежать заранее оговоренного выкупа, и тогда английский король Ричард I Львиное Сердце не колеблясь приказал убить 2700 плененных мусульман. Саладину пришлось просить перемирия...
При занятии Акры среди христиан имел место весьма неприятный случай. Герцог Австрийский Леопольд V, завладев одной из стен города, выставил австрийкое знамя: Ричард I> велел сорвать его и заменить своим; это было сильным оскорблением для всего немецкого войска; с этого времени Ричард приобрел себе в лице Леопольда V непримиримого врага.
Французский король дошел до крайнего раздражения; неприязнь Филиппа к Ричарду раздувала слухи о том, что английский король замышляет продать все христианское войско мусульманам и даже готовится посягнуть на жизнь Филиппа. Раздраженный Филипп оставил Акру и отправился домой...
Крестоносцы отошли к югу и направились через Яффу в сторону Иерусалима. Иерусалимское королевство было восстановлено, хотя сам Иерусалим по-прежнему оставался в руках мусульман. Столицей королевства стал теперь Аккон. Власть крестоносцев ограничивалась в основном полосой побережья, которая начиналась чуть севернее Тира и тянулась до Яффы, а на востоке не доходила даже до реки Иордан.
Поскольку Филипп II ранее вернулся во Францию, в войске > воцарилось единоначалие, и его дальнейшие действия против Саладина, а также уважение, которое эти два воина питали друг к другу, составили самый известный эпизод в истории крестовых походов на Святую землю.1
После умело подготовленного броска вдоль побережья (один из его флангов был защищен морем), Ричарддал бой и разбил Саладина под Арсуфом (1191 г.).
Вообще же столкновение это служило апофеозом двухнедельного противостояния турков и крестоносцев, которые 24 августа выступили на юг из недавно освобожденной Акры. Главной целью похода франков служил Иерусалим, дорога к которому лежала со стороны побережья от Яффы.
Саладин и Ричард в битве под АрсуфомПочти сразу арьергард, состоявший из французских рыцарей герцога Гуго Бургундского, подвергся атаке мусульман, смешался и был окружен ими, однако Ричарду удалось выручить хвост колонны.
В результате на самые опасные участки — в авангард и в арьергард — он поставил братьев-рыцарей военню-монашеских орденов - тамплиеров и госпитальеров. Связанные строгим уставом и привычные к дисциплине куда больше, чем их светские товарищи, монахи в доспехах больше других годились для выполнения подобных задач.
Хотя крестоносцы вообще, и Ричард в частности, ассоциируются в массовом сознании с кавалерией, король понимал жизненную важность пехоты. Держа в руках щиты, одетые поверх кольчуг в толстые войлочные балахоны, копейщики прикрывали малочисленных рыцарей и особенно их коней на марше, а лучники и арбалетчики компенсировали «огневую мощь» конных лучников противника.
Основная нагрузка в обороне колонны на маршруте легла на пехоту. Насчитывавшая до 10 000 человек, она была разделена примерно надвое так, чтобы конница (всего до 2000 чел.) и обоз находились между двумя эшелонами. Поскольку крестоносцы двигались в южном направлении, правый фланг им прикрывало море. Кроме того, с моря они получали снабжение от крестоносного флота на всем пути там, где береговая линия позволяла кораблям подойти близко к берегу.
Ричард приказал, чтобы оба эшелона ежедневно менялись местами, один день сдерживая наскоки мусульман, а другой — в относительной безопасности шагая вдоль берега.
Саладин располагал не менее чем 30 000 воинов, которые делились в пропорции 2:1 на кавалерию и пехоту. Пехоту его хронисты называют «черной», хотя также описывают как бедуинов «с луками, колчанами и круглыми щитами». Не исключено, что речь может идти о суданских воинах, которых правители Египта часто брали о свои войска как умелых лучников.
Однако не они, а конные лучники представляли источник наибольшей тревоги для крестоносцев. Амбруаз, поэт и крестоносец, так говорит об угрозе го стороны противника:
«У турок одно преимущество, служившее источником большого урона для нас. Христиане вооружены тяжело, тогда как сарацины имеют лук, палицу, меч или копье со стальным наконечником.
Если им приходится уходить, за ними не угнаться - лошади их столь хороши, что нигде в мире нет подобных, кажется, будто они не скачут, но летят словно ласточки. Они словно жалящие осы: погонишь их — бегут прочь, а повернешься — догоняют».8
Только когда неприятель был дезорганизован потерями и измотан, Ричард давал рыцарям приказ довершить дело сокрушительным броском.
На побережье возле Арсуфа Салах-ад-Дин устроил засаду, а затем организовал мощную атаку на тылы колонны Ричарда I, чтобы вынудить арьергард крестоносцев ввязаться в бой.
Сперва Ричард I> запретил оказывать сопротивление, и колонна упорно продолжала марш. Потом, когда турки совсем осмелели, а давление на арьергард стало совершенно невыносимым, Ричард приказал трубить заранее обусловленный сигнал к атаке.
Хорошо скоординированная контратака застала ни о чем не подозревавших турок врасплох.
Битва кончилась буквально за несколько минут...
Повинуясь приказам >, крестоносцы преодолели искушение броситься преследовать разгромленного противника. Турки потеряли около 7 тысяч человек, остальные обратились в беспорядочное бегство. Потери крестоносцев составили 700 человек.
После этого Салах-ад-Дин ни разу не решался вступать с Ричардом I в открытый бой.6 Турки были вынуждены перейти к обороне, но несогласованность действий не дала крестоносцам развить успех.
В 1192 г. Ричард I> выступил на Иерусалим, по пятам преследуя Салах-ад-Дина, который, отступая, применял тактику выжженной земли — уничтожал все посевы, пастбища и отравлял колодцы. Нехватка воды, отсутствие корма для лошадей и рост недовольства в рядах его многонациональной армии вынудили Ричарда волей-неволей прийти к заключению, что осадить Иерусалим он не в состоянии, если не хочет рисковать практически неизбежной гибелью всего войска.

Крестоносцы

Он неохотно отступил к побережью. До конца года происходило множество мелких стычек, в которых Ричард I проявил себя доблестным рыцарем и талантливым тактиком.
Штабная служба и организация снабжения его армии на порядок превосходили типичные для средневековья. Ричард I предусмотрел даже прачечную службу чтобы одежда была чистой, во избежание распространения эпидемий.6
Оставив надежду взять Иерусалим, 1 сентября 1192 года Ричард подписал договор с Саладином. Этот постыдный для чести Ричарда мир оставлял за христианами небольшую береговую полосу от Яффы до Тира, Иерусалим оставался во власти мусульман, Святой крест не возвращен.
Саладин даровал христианам мир на три года. В это время они могли свободно приходить на поклонение святым местам.
Через три года христиане обязывались войти в новые соглашения с Саладином, которые, само собой разумеется, должны были быть хуже предыдущих.
Этот бесславный мир лег тяжелым обвинением на Ричарда. Современники подозревали его даже в измене и предательстве; мусульмане упрекали его в чрезмерной жестокости...
9 октября 1192 г. Ричард покинул Святую землю...
На троне Ричард I Львиное Сердце находился десять лет, но из них провел в Англии не более года. Умер он при осаде одного из французских замков 6 апреля 1199 г., раненный стрелой в плечо...4
Осада Акры составляет роковую ошибку со стороны деятелей Третьего крестового похода; крестоносцы бились, тратили время и силы из-за небольшого клочка земли, в сущности никому не нужного, вполне бесполезного, которым хотели наградить иерусалимского короля Ги де Лузиньяна.
С уходом Ричарда Львиное Сердце героическая эпоха крестовых походов в Святую землю подошла к концу...1

 






Комментарии к статье:



 ОБЛАКО МЕТОК
Для корректного отображения этого элемента вам необходимо установить FlashPlayer и включить в браузере Java Script.
МЫ В СЕТИ
 
  Яндекс.Метрика