ГЛАВНАЯ » СРЕДНИЕ ВЕКА » КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ » ПЯТЫЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД



Пятый крестовый поход

Карта Пятого крестового походаПятый крестовый поход — организованный и одобренный христианской церковью военный поход в Святую землю, проходивший в 1217—1221 годах.
Четвертый крестовый поход закончился разграблением Константинополя и разделом империи, детский крестовый поход - катастрофой. Однако папу Иннокентия III по-прежнему обуревало желание изгнать мусульман из Святой земли.
В 1213 г. он издал буллу, в которой призывал к новому крестовому походу и требовал, чтобы все христиане приняли в нем участие.
Иннокентий III распорядился также проводить процессии молельщиков, дабы вымолить у Бога освобождение Святой земли.
Время для этого, как ему представлялось, было самое подходящее. В Откровении св. Иоанна Богослова сказано о звере:
«Кто имеет ум, тот сочти число зверя; ибо это число человеческое. Число его шестьсот шестьдесят шесть».
Это пророчество было истолковано следующим образом: под зверем подразумевается ислам, который просуществует не более 666 лет. Ислам был основан в VII веке пророком Мухаммедом и папа Иннокентий решил, что теперь, примерно 600 лет спустя, близится конец этой религии.

В 1213 г. папа созвал в Риме специальный церковный собор, одной из задач которого было воспламенение энтузиазма верующих к новому крестовому походу. Приглашая будущих участников, он писал:
«Необходимость помочь нашим братьям, надежда победить сарацин теперь более велика, чем когда-либо».6


Богатые люди должны были дать средства, воины – пример доблести, приморские города – корабли, Церковь – благословение и часть материальной помощи, причем сам апостольский наместник был готов показать пример.
Это приглашение, как и грамота о новом походе, были разосланы во все христианские земли от Дуная и Вислы, до Тахо и Темзы; их развозили папские легаты, сопровождаемые многочисленными проповедниками.
Призыв возымел результаты: Филипп Август предоставил будущим крестоносцам сороковую часть своих удельных доходов, многие знатные феодалы и прелаты последовали его примеру. Архиепископ Кентерберийский призвал англичан вооружаться против неверных; король Англии Иоанн Безземельный, занятый войной с баронами, принял Крест, стремясь снискать покровительство Церкви; в Германии Фридрих II также принял одежду пилигрима, стараясь угодить папе и найти поддержку в борьбе со своим соперником.
В 1215 г. в Рим прибыли депутаты от Антиохии и Александрии, патриархи Константинопольский и Иерусалимский, послы Фридриха, Филиппа Августа, королей английского и венгерского. Собор, на котором присутствовало более пятисот прелатов, происходил под председательством папы в Латеранском храме.
Иннокентий произнес речь, в которой оплакивал заблуждения века и несчастия Церкви; обращаясь к духовенству и всем верующим, он просил освятить своими молитвами те меры, которые предстояло принять против еретиков и сарацин; чтобы тронуть сердца присутствующих, он представил печальный Иерусалим, облаченный в траур, изнемогающий в оковах и ждущий освобождения.
Иисус ведет воинов в крестовый походНесколько дней ушли на изыскание мер помощи Святой земле. Было решено, что духовенство уплатит двадцатую часть своих доходов, папа же и кардиналы – десятую часть; всех христианских государей обязали соблюдать пятилетнее перемирие и предали проклятию тех, кто стал бы мешать подготовке и проведению крестового похода.
Эти постановления были возвещены во всех церквях Запада; обывателям, как и во время первых священных войн, стали чудиться всевозможные сверхъестественные явления, и христиане, только что воевавшие между собой, словно сблизились и поклялись Евангелием не иметь иных врагов, кроме мусульман.6
К июню 1217 г. войску крестоносцев предстояло собраться в Южной Италии. На этот раз священнослужителей тоже призвали принять участие в походе. Кто не шел сам, тот должен был, по крайней мере, помочь другому.
Иннокентий увещевал также тех, которые уже обязались к войне против еретических альбигойцев, идти лучше в крестовый поход против мусульман, потому что последнее представляет несравненно большую заслугу; а крестоносным проповедникам он велел допускать к принесению крестоносной присяги всякого, кто вызовется, не доискиваясь, годен ли он для участия в походе; он даже положительно позволил давать знак креста и настоящим преступникам, если только они с раскаянием будут об этом просить.
Наконец, Иннокентий, побуждаемый великодушной щедростью, обещал дать пилигримам, кроме других ценных даров, 30 000 марок серебра из своих личных сбережений...5
Помимо того папа пригрозил отлучением от церкви каждому, кто ведет торговлю с «неверными». Решимость выступить в поход была велика. Даже юный германский король Фридрих II (в 1220 г. он был коронован в императоры) пожелал принять крест. Впрочем, папу это отнюдь не обрадовало: он боялся, что Фридрих перехватит у него руководство крестовым походом. Но этого не произошло: еще до того, как воинство креста успело собраться, Иннокентий III умер.2
Папу Иннокентия III, великого организатора и обновителя церкви, сменил в 1216 г. Гонорий III. Он был много старше своего предшественника и не обладал ни его силой, ни способностями.
Гонорий III, поспешил известить палестинских христиан, что не изменит политику своего предшественника. «Да не сокрушит вашего мужества смерть Иннокентия, – писал он, – я проявлю не меньше усердия для освобождения Святой земли и употреблю все старания помочь вам».
И действительно, для ускорения похода в Святую землю, он снова и снова принимается тормошить государей, баронов и прелатов. Однако с государями вышло не все так гладко: и Людовик, сын Филиппа Августа, продолжавший войну с альбигойцами, и Генрих III Английский, разбиравшийся со своими баронами, выказали полное согласие с призывом папы, но участвовать в намечавшемся крестовом походе не собирались; император же Фридрих II, обязанный Церкви короной, принял Крест, но вместо себя послал на Восток множество немецких князей и рыцарей, часть которых, правда, отправилась крестить пруссов.6

Однако среди монархов Европы все же нашелся один, который согласился не только принять Крест, но и лично участвовать в намечавшейся экспедиции в Святую землю - король Венгерский Андрей II, покинувший свой двор и государство, раздираемые смутами. Он рассчитывал на то, что участие в священной войне доставит ему уважение подданных, а церковь защитит права его короны.
В августе 1217 г. флот венгерского короля Андрея, австрийского герцога Леопольда и несколько французских судов вышли из Спалато (ныне Сплит) и Бриндизи на Восток.

Крестоносцы отправляются в поход

В Акконе они соединились с войсками, которые снарядили для общей войны короли Иоанн Иерусалимский и Гуго Кипрский, вместе с князем Боэмундом IV.
Несмотря на все переживания за Святой город, осада Иерусалима уже не стояла на первом плане с тех пор, как образовалось мнение, что могущество Эйюбитов должно быть сломлено прежде всего в Египте.
В течение 1217 г. крестоносцами было предпринято три похода из Аккона:
• В первой половине ноября воинство креста двинулось из Аккона на юго-восток к Иордану и перешли реку на юге от Тивериадского озера.
Султан Альмелик Аладил был очень озабочен этим походом и приказал уже дамаскинцам приготовиться к обороне, но крестоносцам скоро наскучил поход, в котором они едва встречали неприятеля; кроме того они считали главную цель своего предприятия достигнутой самым желательным образом, и так как им удалось захватить большое количество продовольствия и военных припасов, они мирно возвратились в Аккон, далеко обогнув восточную и северную сторону Тивериадского озера.
• Второй поход рыцарей креста был совершен опять на юго-восток вглубь страны. На этот раз дело шло о сильной крепости, которую султан построил в 1213 г. на горе Табор (Фавор). Но осада этой крепости представила большие трудности как по ее положению на значительной высоте, так и по храбрости ее защитников.
Поэтому крестоносцы потеряли охоту к предприятию уже после первых битв, которые при незначительном успехе принесли им большие потери, и, едва простояв неделю перед крепостью, они опять вернулись и Аккон.
Несмотря на это, Аладил вскоре после того велел срыть укрепления на Таборе, потому что счел наилучшим не раздражать христиан на этом месте таким объектом для нападения...
• В конце 1217 г. крестоносцы двинулись в третий поход из Аккона и направились на север к крепости Бофор. Но в этом походе они сильно пострадали от неприятельских нападений и от неблагоприятной погоды и вынуждены были поспешно отступить. Они достигли Аккона в состоянии полного изнурения.5
Этот ряд небольших походов, из которых один кончался плачевнее другого, истощил силы всего крестоносного войска. Более всего удручен был происшедшими неудачами венгерский король Андрей II, и поэтому в 1218 году он отправился домой, равнодушный к великому отлучению от церкви, которое обратил против него патриарх Иерусалимский.
Герцог Леопольд и немцы остались в Сирии и прилежно помогали при постройке большого «замка Пилигримов» на берегу южнее Хайфы, а также при восстановлении цитадели в Цесарее, но делать нападения на неприятеля они уже не отважились...
В апреле - мае 1218 г. в Аккон прибыли суда с войском крестоносцев под предводительством графов Георга Видского и Вильгельма Голландского. Значительное подкрепление, которое пришло таким образом к крестоносному войску, опять быстро подняло их глубоко упадший дух и наконец дело дошло до серьезной военной операции.
Ее целью была Дамьетта (Думьят) - город в дельте Нила с большой гаванью - большая, и естественно и искусственно укрепленная крепость. Она лежала на узком полуострове, на востоке от широкого рукава Нил. Крепостные сооружения состояли из тройного кольца стен, укрепленных многочисленными бастионами, и из крепкой башни, которая была построена на небольшом острове среди Нила и соединялась с городом посредством моста.
29 мая первые христианские корабли пристали к Дамьетте, а вскоре последовали и остальные. Король Иоанн и патриарх Иерусалимский, герцог Леопольд австрийский и кипрский архиепископ из Никозии, графы Голландский и Видский, три магистра военно-монашеских орденов — тамплиеров, госпитальеров и Немецкого ордена (тевтонцев) - все они с многими тысячами смелых воинов креста раскинули свой лагерь на египетских песках.5
Вначале они атаковали крепостную башню, высившуюся на острове посреди Нила. От башни, соединенной мостом с городом, через Нил тянулась тяжелая цепь, преграждавшая чужим судам доступ к городу со стороны реки.
Штурм ДамьеттыТак как в числе крестоносцев были матросы и кораблестроители, то им нетрудно было превратить множество судов в сильные плавучие осадные машины с огромными штурмовыми лестницами и крепостицами на вершинах мачт и серьезно угрожать ими башне, мосту и цепям. Между тем мусульмане ожесточенно защищались и первый приступ христиан в начале июля совершенно не удался.
Но христианские моряки затем соорудили на мачтах двух соединенных между собой грузовых кораблей еще большую крепостицу со спускным мостом и подвижной штурмовой лестницей, подвели эти суда 24 августа, несмотря на ветер и волны, к самой башне и начали отчаянный штурм, на который остальное войско крестоносцев смотрело с берега и усердно молилось на коленях...
Только вечером была захвачена часть башни, но в то же время силы защитников были совершенно истощены, так что единственным средством спасения для них оставалась капитуляция. На следующее утро она состоялась и в христианском лагере поднялось шумное ликование, так как самое трудное дело казалось законченным...
Султан Алькамиль (Мелик-Камель) сделал предложение крестоносцам возвратить христианам королевство Иерусалимское в границах 1187 г., исключая крепости Крак и Мон-Рояль, отдать животворящий Святой Крест, выплатить большую сумму денег и освободить пленных христиан, если рыцари креста снимут осаду с Дамьетты.
С точки зрения целей Пятого крестового похода это было бы весьма важное приобретение, с политической и военной стороны предложения султана не могли не представляться весьма лестными, так к ним и отнеслись военные люди в лагере крестоносцев. Но на беду в Пятом крестовом походе участвовал легат папы кардинал Пелагий, считавшийся главнокомандующим и в обсуждении предположений Алькамиля давший перевес не военным и политическим соображениям, а церковным притязаниям.
Его поддержали иерусалимский патриарх, рыцарские ордена и итальянцы, ставившие на первое место торжество церкви, уничтожение преобладания неверных на Святой земле и предлагавшие продолжать войну до конца.4
С запада на помощь осаждавшим подтянулись другие крестоносцы, и 5 ноября 1219 г. совместными усилиями им наконец удалось взять Дамьетту. Уцелевшие жители, пережившие все ужасы осады, были либо изгнаны, либо проданы в рабство. Европейцы расположились в завоеванном городе, первым делом взяв под свой контроль судоходство на Ниле.
Известия о падении Дамьетты произвели сильное впечатление в Европе и доставили торжество церковной партии. Все думали, что теперь пришел конец мусульманскому господству в Египте и на Святой земле.
И действительно, палестинские мусульмане начали разрушать стены Иерусалима, уничтожать возведенные в Палестине укрепления и, казалось, потеряли надежду удержаться здесь. Но скоро оказалось, что взятие Дамьетты само по себе не обеспечивало спокойствия ни в Египте, ни в Сирии.
Дамьетта была действительно ключом позиции, но занятие ее не обеспечивало за христианами господство в Египте. Если бы вслед за падением Дамьетты крестоносцы были в состоянии распространить свои завоевания в Нильской долине, тогда, конечно, Дамьетта была бы важным приобретением.
Но недостаток общей организации и отсутствие руководящей идеи сказались и теперь в христианском войске...
Часть крестоносцев после взятия Дамьетты возвратилась на родину. Оставшаяся часть и вновь прибывшие пилигримы не могли договориться насчет того, как поступить дальше.
Король Иерусалимский Иоанн желал присоединения Дамьетты к иерусалимскому королевству, кардинал Пелагий не давал на это своего согласия и возбуждал против себя всеобщее недовольство в лагере своим высокомерием и желанием неограниченной власти.
Кроме того, скоро обнаружилось, что легат Пелагий и его приверженцы были плохими полководцами и не знали, как воспользоваться плодами счастливой победы.4
Самым худшим было то, что крестоносцы продолжительное время оставались в бездействии, чем не только утратили выгоды своего положения, но и подготовили себе западню в завоеванном городе.
Пользуясь непростительной небрежностью крестоносцев и раздорами в их лагере, Алькамиль (Мелик-Камель) успел построить укрепленный город в местности, господствующей над Дамьеттой и названный им Манзурах (Мансура), что означало «Победоносный», откуда начал угрожать христианам. К армии Алькамиля (Мелик-Камеля) присоединились султан Дамаска, властители Алеппо, Баальбека, Эмессы и Аравии, каждый ведя свою рать.
В мае 1221 г. к крестоносцам прибыло многочисленное немецкое войско под предводительством герцога Людовика Баварского и епископа Ульриха Нассауского.
17 июля 1221 г. по требованию легата Пелагия крестоносцы решились наконец перейти в наступление, но было уже поздно...
Битва крестоносцев с мусульманамиБлижайшей целью рыцарей Христа была Мансура, а потом Каир. Предприятие это было изначально безнадежным и неправильным потому, что оно начато было легкомысленно перед ежегодным началом сезона дождей и разлива Нила.
Алькамиль был готов к битве, но снова повторил предложение мира и обещал христианам иерусалимское королевство. Строптивость Пелагия и на этот раз была причиной того, что выгодные предложения были отвергнуты...
24 июля христиане расположились станом под Мансурой и стали укреплять свои позиции.
Между тем вода в Ниле стала подниматься, что позволило египтянам перевести свои корабли в тыл крестоносцам, прервать их сообщение с Дамьеттой и окружить их.
18 августа египтяне напали на христианские корабли и часть их была уничтожена, затем многочисленные отряды легких войск были распределены вокруг лагеря пилигримов, мосты и дороги, которые вели на север к Дамьетте, были разрушены и прорваны плотины, которые удерживали воды Нила от полей между Мансурой и Дамьеттой. Вскоре воинство креста оказалось точно на острове, окруженное пучинами могучей реки и превышавшим численностью неприятельским войском.5
Продержавшись несколько дней и видя, что выход из берегов Нила угрожает их лагерю, крестоносцы решились наконец ночью 26 августа прорваться через неприятельскую цепь и возвратиться в Дамьетту.
Но дисциплина войска была ослаблена, тайна отступления не была сохранена и в то время, как тесно сплоченные колонны крестоносцев нерешительно и ощупью шли по мокрым тропинкам, неприятель со всех сторон напал на них...
За несчастной ночью наступил еще более несчастный день: все сильнее ощущалось превосходство обоих неприятелей - водной пучины и мусульман. Правда, и теперь христианские рыцари бились бесстрашно и многие из них, в особенности тамплиеры и король Иоанн, который именно к началу этого похода возвратился в Египет, вызывали удивление врага своей силой и смелостью, но никакая человеческая сила не могла уже изменить судьбу этого войска...


Еще вторую ночь и второй день воины Христовы продолжали плестись медленно и с трудом, но когда закончились съестные припасы, даже самому храброму оставался только выбор между разными видами смерти...
Видя все это, Пелагий отправил к Алькамилю послов и попросил мира. Хотя мусульмане знали отчаянное положение крестоносцев и без труда могли бы перебить их, Алькамиль, вопреки призывам своих полководцев уничтожить крестоносное войско, не хотел этого делать, чтобы не возбудить против себя европейцев и не привлечь в Египет их новые толпы для отмщения.
Поэтому он сознательно держался с христианами умеренно и мягко.4
30 августа 1221 г. между христианами и мусульманами был заключен мир на 8 лет. По его условиям, объявить о его прекращении в течение этого срока мог только какой-либо западный коронованный король, который бы прибыл в Святую Землю.
В соответствии с условиями этого мирного договора христиане освободили Дамьетту и покинули Египет.
Пятый крестовый поход, от которого ждали завоевания Египта и всего Востока, привел лишь к тому, что усилилось преследование местных христиан; все они лишились имущества, свободы, а многие и жизни...

 






Комментарии к статье:



 ОБЛАКО МЕТОК
Для корректного отображения этого элемента вам необходимо установить FlashPlayer и включить в браузере Java Script.
МЫ В СЕТИ
 
  Яндекс.Метрика